Отбор информации и приоритеты

Ведущая мировая газета The New York Times уже больше ста лет руководствуется принципом «Все новости, достойные печати». Но, когда область работы — весь мир, как выбрать то, что достойно освещения, когда стремительно растет поток информации, события становятся все сложнее и взаимосвязаннее, а соцсети составляют все большую конкуренцию по быстроте, если не по корректности передачи информации?

Разумеется, очень многое зависит от самого СМИ и жанровой специфики — разговорное радио и еженедельная газета на международные события будут смотреть по-разному. Одни приоритеты будут у редактора коммерческого новостного веб-сайта, другие — в редакции национального телеканала. Охват событий будет больше на ленте информагентства, чем на полосах утренней газеты, но последняя выберет наиболее важные темы.

Но, как и у журналистики в целом есть общие принципы отбора новостей, так и у международной журналистики есть (дополнительные) принципы.

Что представляется важным, зависит в первую очередь от общественно-политического строя, истории и культурных традиций своей страны. Например, кризис евро в Греции намного подробнее освещали СМИ в Баварии, чем СМИ в Швейцарии: они находятся по соседству, но то, что Германия является членом ЕС и еврозоны, увеличивает спрос на даже второстепенные новости, связанные со стабильностью общей валюты.

Критерии отбора новостей также связаны с особенностями географии и геополитики. Важность часто прямо пропорциональна новизне и географической близости. Соседние страны почти всегда представляют больший интерес, чем дальние. Но ведущие державы, несмотря на отдаленность, освещаются подробнее, чем остальные.

Например, внутри Бельгии СМИ голландоязычной Фландрии не очень интересуются политикой франкоязычной Валонии, но следят даже за маленькими деталями того, что происходит в Вашингтоне. Даже несколько погибших от холода сразу за границей вызовет больший резонанс, чем полторы сотни людей, накрытых снежными лавинами в Афганистане. Когда женщина впервые становится премьер-министром далекой Новой Зеландии, это может стать новостью, даже если следующая смена правительства вряд ли станет замечена.

События, идущие вразрез с принятыми (иногда подсознательно) нормами, иногда важнее, чем географическое отдаление

Обрушение строительного крана с несколькими жертвами может не стать новостью, даже если произошло в соседнем государстве, но будет отмечено, если свершилось там, где такие события считаются редкостью, например, в упорядоченном Берлине. Даже предотвращенный теракт на площади Times Square в Нью-Йорке станет предметом многодневных новостных сообщений, а теракт с жертвами в Нигерии, где себя взорвали две малолетние смертницы, будет сразу забыт.

Хорошие СМИ от остальных отличает еще один фактор отбора новостей — системность или последовательность. Если освещалось начало громкого судебного процесса, а закончился он не обвинительным приговором, а оправдательным — будет ли это также отмечено в потоке новостей? Если СМИ стало бить в колокола после аварии на атомной электростанции в Фукусиме, возвратится ли оно к теме через несколько лет, когда последствия радиации уже видны (или наоборот, не видны)?

При отборе новостей нужно также помнить о том, что мир разнообразен и не ограничивается политикой, экономикой и внезапными происшествиями

Зонд, приземлившийся на комету, премьера никогда до этого не поставленной оперы великого композитора, или дискуссия, какого цвета платье — черно-голубого или бело-золотого — видят ваши глаза, может обоснованно вытеснить на второй план «обычные» важные новости из-за рубежа.

Наконец, от редакционной политики зависит, как отображаются так называемые «горячие новости»: поставит ли информагентство на ленту молнию о том, что в соцсетях появились неподтвержденные данные о взрыве в центре Бангкока, или будет дожидаться первых официальных подтверждений? Если за первые минуты торговли на бирже в Токио курс акции рухнул — нужно ли сообщить об этом в ближайшем выпуске новостей на радио, или следует дожидаться открытия и даже закрытия других бирж, чтобы сообщить тенденцию?

Но отбор новостей в целом, и международных новостей в частности, — это всегда больше искусство, нежели наука. Выявленные критерии — это анализ журналистских решений постфактум, а не готовый рецепт для последующего использования. И, кстати, критерии все чаще становятся предметом политических дискуссий. Например, даже президент США упрекает СМИ в том, что одни теракты они освещают, а другие оставляют без внимания.

То, что может казаться главной новостью в один день, скупой на события, в другой день, когда происходит все и сразу, он может не попасть в поле зрения редактора. То, что один редактор может обосновать как обязательное для сообщения, другой, опираясь на другие аргументы, может отбросить как третьестепенное. Ни один хороший редактор не отбирает новости, повесив перед глазами список критериев. Как раз здесь и вступают в силу — часто мгновенно — опыт, навыки, начитанность и критический взгляд на мир.