Социальные сети не являются достоверным источником информации

К сожалению, на сегодняшний день социальные сети становятся основным источником информации. В случае, если представитель какого-либо государственного учреждения регистрирует аккаунт в качестве официального представителя учреждения и распространяет официальную информацию – это может привлечь внимание. В случае же, когда аккаунт принадлежит государственному служащему, но в профайле не указаны его место работы, должность и аккаунт открыт только для друзей – никакие записи с данной страницы не могут служить источником информации. К примеру, аким Астаны Асет Исекешев имеет аккаунт в сети Facebook. На своей странице аким города отвечает на вопросы жителей, делится последними новостями, приглашает на встречу граждан с претензиями и предложениями. Так как в сети он представлен в качестве акима столицы, он не публикует информацию касательно своей частной жизни. В случае же, если бы у акима была другая страница и на ней он выкладывал фотографии с семейного отдыха, делился семейными проблемами – это не повод для публичного обсуждения его частной жизни. Также  не допускается публичное обсуждение и фотографий на странице должностного лица, государственного служащего или известной личности. 

К примеру, осенью 2016 года на сайте Ratel.kz был опубликован материал о заместителе акима Актюбинской области. Пост «Как замакима Актобе в Канны со звездами ездил?» был составлен на основе одной фотографии из Инстаграма.

Ratel.kz пишет, что заместитель акима Актюбинской области Жандос Байырханов в 2016 году вместе с акимом Илиясом Испановым выезжал на многочисленные проверки и рейды, а в конце отпускного сезона подарил семье праздничное настроение. Чиновнику, вернувшемуся из отдыха во Франции и Италии, позвонил журналист Ratel.kz. Но, «диалог, увы, не сложился» (слова автора материала): 

- Добрый день! Отрываю вас, наверное, от работы. Но не могла удержаться от звонка. Совершенно случайно увидела в Instagram ваши отпускные фото. Интересно, что чиновник дружит со звездами шоу-бизнеса.

- Не знаю. Кого вы имеете в виду?

- Солиста группы «МузАРТ» Мейрамбека Бесбаева.

- А для личной необходимости вам это зачем?

- Вы чиновник и всегда на виду…

- Это моя личная жизнь.

- Я ни в коем случае не вмешиваюсь в вашу личную жизнь. Но недавно одна крупная актюбинская газета опубликовала зарплаты сотрудников акимата. Вы получаете довольно скромно, чтобы ездить в Канны. Не могли бы дать совет, как сэкономить или отложить, чтобы нам тоже всем удалось отдохнуть в Европе?

- Не могу сказать. Если бы у меня было турагентство – подсказал бы. К сожалению, в этом я вам не помощник.

- То есть, вполне возможно и с вашей зарплатой отложить на какие-то поездки за границу?

- Не могу сказать. Это с работой не связано.

Да, заработная плата государственного служащего не такая большая. Однако, это не может служить основанием для написания подобного материала. Также, как мы не можем фотографировать дорогие автомобили у здания прокуратуры, органов внутренних дел и спрашивать у владельцев «как он купил такую машину на свою зарплату», мы не можем задавать вопрос «А на какие деньги вы отдохнули?». Поскольку, он тоже человек, хоть и занимает определенную должность. У него есть законный отпуск и он сам решает где и с кем его проводить. Мы должны учитывать, что считать деньги в чужом кармане – не входит в обязанности журналиста и не соответствует принципам журналистской этики. 

Журналист должен понимать, что никогда, ни при каких обстоятельствах не имеет права высказывать свое мнение об отличиях или недостатках кого-либо. Полный человек или худой, высокого роста или маленького, одевается стильно или безвкусно, красит волосы в синий цвет или ходит с сединой, оброс или гладко выбрит, имеет татуировку или не имеет – все это не может служить темой журналистского материала. То же самое касается того, заикается или картавит человек, хромает или ходит с тростью.